ЖИВОПИСЬ СЕРГЕЯ ЛЯХОВИЧА От этюда к картине

“Краски и форма в своих сочетаниях дают гармонию красоты..., — писал Коровин. — Краски, могут быть праздником глаза... Глаза говорят Вашей душе — радость, наслаждение... Неожиданностью форм, фонтаном цветов мне  хотелось волновать глаза людей… И я видел, что даю им радость …»

 Каждый раз, когда я попадаю в мастерскую Сергея Ляховича на Московском проспекте, вспоминаю эти слова Константина Коровина,  сказанные им о живописи. Именно здесь, на мансардном этаже известного сталинского дома, у площади Победы, так особенно остро, ощущаешь связь времен и художественных традиций. После ревущего шума машин и уличной разноголосицы так приятно вновь оказаться в пронизанном серебристым светом и воздухом  пространстве, в необычайно творческой атмосфере в гостях у приветливого хозяина.

Сергей Брониславович талантливый петербургский художник, автор многочисленных городских пейзажей,  разнообразных по настроению и богатству живописной фактуры. Колорит работ, построенный на тонких цветовых градациях, великолепно передает состояния  природы, подчеркивает удивительную свежесть восприятия натуры, передает сложную цветовую гармонию. Тональный диапазон  его палитры довольно широк - от сдержанной серебристо-серой цветовой гаммы он  может перейти к  мажорному  ритму звучных цветовых пятен, увлечься градациями зеленого цвета, а потом подвести нас к торжеству охристых тонов. Художнику удалось создать свой неповторимый образ города, лирический герой которого гуляет по набережным канала Грибоедова и Фонтанки, любуется набережными Мойки, бродит по Летнему саду или идет по Невскому проспекту, по Малой садовой …

Импрессионистическая манера письма, великолепная разработка пленера, легкость кисти и ясность композиционного решения говорят о великолепном знании традиций русской школы живописи и о формировании своего выразительного стиля. Хотя творчество С. Б. Ляховича и связано с Петербургом, и как северным ветром пронизано академическими канонами, больше всего его  вдохновляет наследие Союза Русских художников, творчество  К. Коровина,  В. А. Серова, В. Д. Поленова, А. Е. Архипова, Ф. А. Малявина и К. Ф. Юона и других. С. Ляхович словно возрождает в своих работах традицию лирического пейзажа, стремиться к достижению все большей цельности, образности и значительности произведения. Наряду с развитием живописных задач, центром внимания художника все чаще становиться и разработка сюжетной линии полотна. От впечатления к замыслу, от замысла к этюду Сергей последовательно идет к главной цели  - к созданию пейзажа картины. 

 Сергей Ляхович родился и вырос в Подпорожье ленинградской области, учился в новой, только что открывшейся тогда художественной школе. И, неизвестно, как бы сложилась судьба увлеченного  рисованием мальчишки, если бы не встретился на его пути талантливый педагог – Маркова Нина Тимофеевна. Она тоже была родом из Подпорожья, и, окончив петербургское училище им. В. А.Серова, вернулась родной город преподавать живопись и рисунок в художественную школу. Нина Тимофеевна с большим вниманием и терпением относилась к способностям каждого школьника, учила не только профессионально держать кисть в руках, но и образно мыслить. Сергей вспоминает, что Нина Тимофеевна целенаправленно готовила его к поступлению в Серовское художественное училище и даже ездила с ним в Петербург на вступительные экзамены, чтобы показать работы своего «талантливого питомца».

Четыре года учебы Сергея в училище пронеслись как один миг, подаривший живописное начало его творчеству. Это было незабываемое время художественной жизни в центре Петербурга, походов в Эрмитаж, увлечения импрессионистами, живописью русских художников рубежа веков и, наконец, открытия для себя творчества Н. И. Фешина. Неиссякаемое желание работать и осваивать все новые и новые приемы мастерства, приносило юноше заметные профессиональные успехи.

Дипломная работа Сергея Ляховича «Повара», написанная в очень сложной серебристосерой гамме и оригинальная по сюжету стала замечательным итогом его учебы в училище. Эта ранняя и удивительно зрелая по живописи работа, казалось бы, выполнена в духе «Архиповских прачек». Известному мастеру Сергей уступал лишь в темпераменте письма, да и социальная тема здесь не так остра. Работе «Повара», выполненной смелыми и ловкими ударами кисти напротив, свойственен тонкий юмор и жизнеутверждающее начало.

В Академию художеств Сергей поступил не сразу. Конкурс в те годы был довольно большой – пять человек на место; так что пришлось серьезно готовиться и пару лет походить в вуз вольнослушателем. После окончания училища Сергей еще год проработал педагогом в родной художественной школе, потом отслужил в армии и только в 1985 году стал студентом прославленной Академии. С. Б. Ляхович вспоминает, об особой атмосфере, в которой он оказался, о замечательных педагогах, обладающих характерной для петербургской интеллигенции внутренней культурой. На третьем курсе Сергей попал в мастерскую к Е. Е. Моисеенко. Знаменитая батальная мастерская Ф. А. Рубо, а теперь живописная - в пронизанном светом стеклянном павильоне, в академическом саду настолько отличалась от классических аудиторий своим современным духом и возможностями решения сложных живописных задач. Отсутствие жестких теней, равномерное освещение освещение предметов, ощущения воздушности пространства,  - все это так подходило художественному методу Е. Е. Моисеенко, позволяло экспериментировать с постановками. Он был  великолепным колористом и непревзойденным композитором в создании картины, наделенным богатой светотеневой динамикой и, несвойственной академической традиции, декоративностью. В этой «импрессионистической среде» студенты учились сопоставлять локальные цвета – темно синий, ярко красный, золотисто желтый травянисто зеленый, добиваясь сложности фактуры и ясности звучания красок. Когда на четвертом курсе в мастерскую пришел П. Т. Фомин живописные страсти немного улеглись, на их смену пришла новая выразительная цветовая гармония, иное, лирическое восприятие пейзажа. Петр Тимофеевич был тонким колористом, любовался окружающей природой, много писал с натуры и искал в пейзаже чистоту и свежесть цвета. Он обладал спокойным характером и удивительным даром, сочетавшим в себе сильного и деликатного педагога. Наблюдая за работой своих студентов, Фомин мог подсказать интересный, неожиданный живописный ход и мягко подвести ученика к заключительному аккорду картины. Сергей Ляхович вспоминает, как писал у него диплом на тему - пейзаж родного края,  и как после многочисленных вариантов родилась картина «На Свири», с традиционным лирическим сюжетом - плывущей по реке лодкой. Перед Сергеем было поставлено много стилистических, композиционных и живописных задач, справиться с которыми ему предстояло в несколько этапов. Оказалось, что труднее всего было передать движение лодки. «В один из рабочих моментов, - вспоминает Ляхович, - Петр Тимофеевич подошел к холсту и сделал ряд последовательных мазков, показывая мне как оттолкнуть лодку от берега. Эффект был потрясающем - лодка действительно поплыла.» Надо сказать, что кроме фундаментальных знаний живописи, рисунка, композиции и огранки своего мастерства, студенты академии имели возможность лично общаться с профессорами академии Б. С. Угаровым, А. А. Мыльниковым, Ю. М. Непринцевым, Е. Е. Моисеенко, П. П. Белоусовым. Их богатейший жизненный опыт, внутренняя культура, их профессионализм и творчество - вот что было самым главным примером для подражания.

После окончания Академии настало время творческих поисков и переосмысления полученных знаний. Сергей  увлекся пейзажем, интерес к которому проявлялся у него с самых юных ученических лет. Об этом свидетельствует не только количественное соотношение пейзажей с работами других жанров, но и то трогательное, любовное чувство, которым проникнуты ранние изображения природы. Наряду с  темой Петербурга, о которой мы уже говорили, особое место в творчестве Ляховича занимает цикл картин – «пейзаж родного края», начало которому  было положено в работе над дипломом. Удивительно красивая  первозданная природа Подпорожья,  с ее живописными  порожистыми берегами Свири, Важенки, Усланки, прозрачными озерами, дремучими сказочными лесоми  и северной деревянной архитектурой увлекает Сергея бесконечно. Работы этой серии пронизывают глубокие эмоциональные переживания, воспоминания детства, они преисполнены удивительным состоянием  тишины и вселенского покоя: «Река Усланка», «Важенка», «Домик у реки»

Как бы небыли дороги художнику краски близкого сердцу полесья для оживления палитры и творческого вдохновения  ему необходимы новые впечатления, новые города и новые страны.

 Незабываемой стала для художника поездки в Чехию, где он открыл для себя  так называемую «Пражскую Венецию», город преисполненный средневековым духом и культурными традициями. Гармоничная городская архитектура Праги с маленькими, словно игрушечными, башенками, домиками с пестрыми черепичными  крышами, каналами и мостами рождало в воображении Сергея множество замыслов. Созданные в Чехии этюды отличаются необычайной живостью кисти и ощущением праздника. Картины, написанные Сергеем Ляховичам  позже, уже в Петербурге продолжают эту  лирическую линию и делают образ города более законченным и цельным. 

Одним из недавних ярких впечатление для художника стала поездка в Черногорию.  Морские дали, горы, древние города, сохранившие свою первозданность, стали  для нас великолепной живописной иллюстрацией  его путешествия. Другая, незнакомая нам, но очень сочная южная природа пролилась на холсты Ляховича яркими красками: Черногория, Котор», «Город Пераст», «Отражение», «Которская бухта»

После дальних  южных путешествий особенно приятно вернуться домой в Петербург, в  город с бесконечно моросящим дождем, хлюпающем под ногами мокрым снегом, пестрым хороводом листопада, проникнуться поэзией мятежной непогоды и снова ждать солнечных дней.

Полные лиризма этюдные работы С. Ляховича со временем приобретают все большую цельность замысла, становятся более панорамными: «Ломоносовский мост», «Летний сад», «Аничков Мост», «Крюков канал». Сергей все чаще задумывается  о создании большого пейзажа. Переосмысливая свой творческий опыт, обогащая его традициями русского искусства рубежа XIX XX, он пишет по-новому. Сергей плодотворно походит к выбору значительной темы картины, пишет множество предварительных этюдов и выбирает большой формат произведения. Когда замысел окончательно определен и собран живописный материал, Сергей приступает к работе над холстом: сначала он  закладывает основу композиции, затем выстраивает соотношение главных пятен и, лишь, потом доводит живописную фактуру до колористического единства.

Творческие искания привели Сергея Ляховича к еще одной большой теме – историческому пейзажу. Влюбленному в Петербург художнику становиться интересно, как выглядел город сто или двести лет назад, как писали его предшественники, а главное как с веками меняется его облик. Он с увлечением рассматривает старые фотографии, читает журналы и книги прошлого века, делает наброски костюмов того времени и шаг за шагом погружается в эпоху: «Невский проспект 19 век» и «Старый Петербург», «У Казанского собора».

 Почти у каждого художника, живущего в северной столице, возникает своя внутренняя, глубоко личная связь с Петербургом. И порой неважно кто он – наш современник или человек из прошлого. Такова, по определению Достоевского,  магнетическая сила обаяния этого «самого фантастического города».

 

Наталья Попова искусствовед